15 декабря 2016, 10:45 - Последнее обновление: 15 декабря 2016, 00:56

Христо Тахчиди: "У греков Москвы должен быть свой Греческий Дом"

  • Христо Тахчиди: "У греков Москвы должен быть свой Греческий Дом"

Избранный абсолютным большинством голосов новый председатель Московского общества греков Христо Тахчиди о своем видении будущего общественной организации

10 декабря состоялись выборы нового председателя Московского общества греков. В своем предвыборном интервью кандидат на пост председателя общества Тахчиди Христо Периклович рассказал вкратце о том, каким ему хотелось бы видеть будущее Московского общества греков. Прежде всего, ему хотелось бы, чтобы МОГ стал единым и сплоченным, но при этом, по его мнению, надо уважать мнение каждого члена общества и способствовать тому, чтобы каждый, кто приходит в общество, мог найти свой клуб по интересам. Об этом он сказал и в своей речи на заседании, посвященном выборам нового председателя общества.

В частности, Христо Периклович сказал: «Я благодарю Архимеда Алкивиадовича Шахбазова за то, что он взял на себя смелость и возглавил наше общество в очень сложное время, и я хотел бы выразить ему благодарность за то, что он и ребята, которые с ним работали, сделали очень многое в последние годы. Я говорю о команде, которую возглавлял Парис Кесисов, это очень многие и многие люди, которые за это время сделали самое главное — они сохранили общество. Спасибо вам за такой подарок как „Эрмитаж“, я думаю, что это будет символ нашего греческого движения в городе Москве, и я очень надеюсь на вашу энергию и вашу поддержку в дальнейшей работе общества.

Это было непростое время и непростая работа, но мы должны посмотреть на срез нашего общества и понять, что в нем происходит. В последнее время происходят различные кризисные явления. Я попытался разобраться в причине их возникновения. Раньше у нас был Советский Союз, в котором работа общественных организаций была четко регламентирована. Мы занимали в срезе общественных организаций достойное место и держались на довольно хорошем уровне. Что произошло потом? Потом распался Советский Союз, и началась громадная эпопея развития нового Российского государства.

Мы все с вами — свидетели и участники этого процесса. В результате образовалось несколько общественных объединений внутри диаспоры, из-за этого мы оказались разъединены. Нам надо, наконец-то, понять, что лучше вернуться к старым добрым ценностям, той основе, на которой мы сможем выстраивать фундамент нового общества, на основе наших национальных традиций и устоев.

Конечно, руководить обществом — достаточно хлопотное дело, особенно, если учесть, что руководитель общества — это, по существу, ключевой пахарь в борозде, который должен на своем горбу тащить всю эту работу. Когда возникает данный вопрос, люди, у которых большой активный опыт, имеющие свое дело, они, как правило, отказывались от работы руководителями общества, просто потому что у них не было времени.

Невозможно сочетать свою деловую деятельность и одновременно заниматься общественной работой. Эта дилемма приводила к тому, что в руководстве могли участвовать не самые яркие члены общества. Долго думая над этой проблемой, я должен сказать о том, что людей, желающих сохранить и укрепить наше общество, достаточно. Поэтому мы пришли к выводу, что нам надо сделать исполнительную дирекцию, которая будет освобождена от всех остальных работ, взять эту дирекцию на заработную плату, с тем, чтобы она исключительно занималась только работой общества.

В этом варианте:

В обществе будет не только секретарь, но и директор, и другие представители аппарата. Таким образом, у нас появится возможность привлечь активных людей к тому, чтобы развить идеологию общества. Как это сделать? Мы предлагаем создать координационный совет, такую площадку, на которой могут собираться люди, желающие генерировать какие-то идеи. Другими словами, это будет некое подобие законодательного органа с исполнительной властью. В совет мы будем приглашать людей, которые представляют группы, которые реально образовались не сегодняшний день и активно работают. Такие, например, как клуб „Ромиосини“, „Греческий культурный центр“ и прочие объединения.

Также мы будем приглашать состоявшихся, известных людей, живущих в Москве, которые могут и советом, и своим авторитетом помочь, поддержать в решении вопросов, в генерации каких-то идей, и так далее. То есть этот совет на пятьдесят процентов будет ротационный, то есть каждый год мы будем смотреть, кто и как в нем работает и работает ли вообще, и от соответствующих структур мы будем получать новых людей, которые смогут активно заниматься общественной работой.

Я еще хотел бы кое-что заметить. Недавно я был в Одинцовском районе и познакомился с греками, живущими в Одинцово. Там целое греческое поселение, достаточно серьезная команда из нескольких десятков семей, которая, безусловно, тоже должна быть представлена в обществе, в принципе, это тоже интересный формат, основанный на признаке по месту жительства. Координационный совет — это та площадка, на которой мы сможем дискутировать, поднимать руки, говорить, высказывать свои идеи.

Мне бы очень хотелось, чтобы все наши разногласия и разночтения излагались именно за этим круглым столом. И чтобы мы научились рождать и создавать какие-то общие идеи и общие концепции, которые бы позволяли нам объединять греческое сообщество.

Теперь еще один вопрос, который волнует многих. Должно ли общество быть единым или оно может состоять из разных групп по интересам? Абсолютно и безусловно, оно может и должно состоять из групп по интересам, потому что, если у нас появляется группа, которая пытается наладить процесс изучения греческого языка, это прекрасно. Если у нас будет группа, которая хочет заниматься греческими танцами, это замечательно. Кто-то хочет изучать греческую кулинарию — замечательно. Кто-то занимается историей понтийского народа — великолепно. То есть, если у нас двадцать — тридцать человек объединятся, и будут развивать какую-то из греческих линий, это замечательно. С такими людьми легко работать, потому что сложно достучаться до каждого, гораздо интереснее, когда люди объединены общими интересами и увлечениями. У всех у нас разные интересы и разные профессии, мы можем объединяться по профессиональному или по территориальному признаку, я не вижу в этом ничего плохого.

И, обязательно, нам нужен мощный молодежный клуб, нужен очень мощный деловой клуб, который у нас уже есть и который за это время решил часть насущных задач общества, это клуб „Синергия“, которому я хотел бы сказать „спасибо“, этот клуб являлся активным участником процесса сохранения нашего общества в течение последнего года.

Таким образом, образование различных клубов, групп и так далее — это совершенно нормальный процесс, который нельзя останавливать. Я бы не хотел, чтобы наше сообщество превратилось в некий инкубатор, который бы маршировал строем.

Наш координационный совет должен быть той генерирующей площадкой, которая должна рождать стратегию развития общества, определять цель, определять задачи, находить общий язык. На этой площадке мы должны выяснять все наши недопонимания и недоразумения.

Всех нас объединяет то, что все мы — греки, и мы для всех нас самое важное — оставаться греками и сохранить свои национальные традиции.

Но самое главное, как мне кажется, — это то, что грекам Москвы нужно иметь свое здание — „Греческий дом“. Знаковое место, где можно будет говорить на греческом языке. Место, где можно будет собраться и обсудить вопросы греческой истории, культуры и искусства. Место, где можно будет преподавать греческий язык, проводить танцевальные занятия, и просто место, где можно собраться и выпить традиционный греческий кофе с холодной водой. Нам надо иметь свой собственный дом».

За Тахчиди Христо Перикловича проголосовало подавляющее число избирателей.

Известный режиссер, Константин Хараламбиди, также присутствующий на выборах, сравнил происходящее с началом строительства нового храма.

«Как, к примеру, строится храм? — сказал он. — Вначале ничего нет. Ни инструментов, ни материалов. Просто небольшая команда людей, объединенных верой. И постепенно возводится огромный, великолепный храм. Поэтому, конечно, многое зависит от нас, от наших собственных предложений. Я — идеалист, я верю, что можно сделать многое».

Его слова во многом перекликаются со словами Эвклида Кюрдзидиса, сказавшем в своем интервью, которое он дал перед выборами, что «самый большой дом, как сказал Христос, это наша душа. И не надо, в общем, какого-то особого дома. Но, так как мы живем в материальном и несовершенном мире, то, конечно, дом бы нас объединял очень серьезно».

Будем надеяться, что их слова окажутся пророческими, и через какое-то время греческая диаспора Москвы обретет единство, а с ним вместе и большой, красивый и дружный дом, где можно будет собраться всем за чашечкой настоящего греческого кофе.

Юлиана Погосова

Источник: www.rusgreek.ru