2 декабря 2016, 15:01 - Последнее обновление: 2 декабря 2016, 15:03

Христо Периклович Тахчиди: «Нам нужно научиться слышать друг друга»

  • Христо Периклович Тахчиди: «Нам нужно научиться слышать друг друга»
    Христо Периклович Тахчиди (фото: Кирилл Искольдский, Синергия)

Представляем вашему вниманию интервью с кандидатом на пост председателя московского общества греков - Христо Перикловичем Тахчиди.

Христо периклович Тахчиди – офтальмолог , доктор медицинских наук, член – корреспондент российской академии наук.

- Христо Периклович, расскажите о себе.

- Я родился в Казахстане. Мои деды с обеих сторон родом из селения Санты г.Трапезунд. Когда начались преследования со стороны турок, они бежали в Россию, взяв с собой только самое необходимое. На новом месте все пришлось начинать с самого начала. Затем, во время сталинских репрессий , нашу семью выселили в Среднюю Азию. Причем выселяли только отца, но мама поехала вместе с ним, моя сестра тогда была младенцем, ей было всего сорок дней. Поселили их в Южно-Казахстанской области Голодностепском (Пахта-Аральском) районе в бараках отделения пос. Ильич. Народ тогда выживал только за счёт взаимной поддержки и взаимной помощи, потому что иначе просто было невозможно. Помощь друг другу — это была философия жизни. Всех ссыльных посылали работать на хлопковые поля. Приходили с работы усталые и голодные. Но есть было нечего. И тогда единственным спасением было общее чувство взаимовыручки и любви к ближнему. Мой «земляк» очевидец этого времени рассказывал мне такую историю: чтобы хоть как-то утолить голод, всем раздавали по краюхе хлеба, и старшие начинали петь. Песню подхватывали, и постепенно чувство голода отступало, и есть больше не хотелось. Так и шли спать.
Потом тяжело заболела мама. Врачей не было. Нам нельзя было выезжать за пределы 5 км из населенного пункта. А местный фельдшер говорил, что у нее простая простуда. Но отец нелегально (нарушая режим для ссыльных) поехал в районный центр и привез оттуда врача – ссыльную немку, которая диагностировала у мамы брюшной тиф. Ее отвезли в больницу, но сказали, что шансов на выживание практически нет. Ее надо было спасать, а у папы на руках – моя грудная сестра. Положение казалось безвыходным. Неожиданно на улице он встречает незнакомого ссыльного грека, с которым разговорился и рассказал о своей беде. И этот незнакомый человек предложил забрать ребенка к себе, у него сын был примерно такого же возраста. «Мы позаботимся о твоей дочери, - сказал он, - а ты езжай, спасай жену».
Благодаря папиным усилиям и заботе мама выздоровела, а с этой семьей мы стали как родные. Потом, спустя много лет, когда этот мальчик вырос, ростом он оказался ниже моей сестры, и он часто шутил, говорил: «Вот, это ты меня «объела» в младенчестве».
И таких случаев было очень много. Мы все были как одна большая семья, каждый, как мог, помогал ближнему. Это единство, наверное, и помогло нам выжить. Эта среда отвергала подлость интриги и прочие пороки, люди с такими наклонностями в ней не выживали.

- А как получилось, что вы решили стать врачом?

- Мой отец всегда считал одним из главных приоритетов в жизни – образование. Ему самому удалось окончить только два класса начальной греческой школы, пока были живы родители. Поэтому неудовлетворенное стремление к образованию он
всячески стремился реализовать на родственниках и близких ему людях, помогая им получить образование. Одним из них был мой дядя (мамин младший брат), который стал единственным врачом в нашем роду и был фанатично влюблен в свою профессию. Случилось так, что летом после окончания мною восьмого класса отец тяжело заболел и дядя немедленно прилетел помочь ему. Борьба за жизнь отца продолжалась больше месяца, но, к сожалению, спасти его не удалось. На меня это произвело сильное впечатление, и не меньшее впечатление произвела профессия врача в лице моего дяди. Он умел увлечь своей профессией. Так появилась желание стать врачом, хотя до этого я несколько лет был призером республиканских олимпиад по математике и физике и думал заняться техникой. В результате после окончания школы я поехал учиться в Свердловск. В то время в Средней Азии уже было сложно поступить в мед- ВУЗ только по знаниям. Через полтора года после окончания института я прошел по конкурсу преподавателем на кафедру глазных болезней. В 30-лет был кандидатом медицинских наук доцентом кафедры зам. декана лечфака. В 33 года Святослав Федоров предложил мне участие в новом проекте МНТК «Микрохирургия глаза» и поставил задачу построить и возглавить в качестве директора филиал в г. Свердловске, сегодняшнем Екатеринбурге. Этим я и занимался в течении последующих 15 лет. Надо сказать, что на Урале в те годы была выстроена эффективная система административного управления. Люди, находящиеся на руководящих постах, отличались высоким уровнем культуры, это были профессионалы высочайшего класса. Не имея специализированных знаний в области микрохирургии глаза, они моментально улавливали суть проблемы и понимали, каким образом ее можно решить. Со многими из них меня, до сих, связывают очень теплые отношения. Мой филиал активно набирал обороты и уверенно занимал первое место, в разы, опережая другие по основным показателям работы.

- А потом вы переехали в Москву и возглавили весь проект МНТК «Микрохирургии глаза», став его генеральным директором вместо академика С.Н.Федорова?

- Гибель Святослава Николаевича Федорова стала большим потрясением для нас всех. Через 8-месяцев после его гибели у меня в Екатеринбургском филиале где-то около 17:00 раздался звонок. Это был министр. Он спросил: «Когда вы можете приехать в министерство?» Я ответил, что первый рейс на Москву в 08:00 утра. В 09:00 часов утра я уже был у него в кабинете, и он предложил мне возглавить Межотраслевой научно-технический Комплекс «Микрохирургия глаза» (МНТК «МГ»). При этом он предупредил, что «Комплекс» находится на грани банкротства, но дополнительных денег на его восстановление у министерства нет. Тогда я просто попросил предоставить мне свободу действий в рамках существующего законодательства. Министр согласился. Я переехал жить в одну из больничных палат клиники при институте. Семья осталась в Екатеринбурге. Работа шла и днем, и ночью. Надо было разобраться с долгами, надо было решать юридические вопросы и разбираться со всевозможными судебными исками, которые постоянно предъявляли учреждению. Я начал разговаривать юридическими терминами, изучил все нюансы судебного делопроизводства. В результате совместных усилий и непрекращающейся напряженной работы спустя 10 месяцев после моего назначения «Комплекс» полностью расплатился с долгами и превратился в прибыльное предприятие. А уже через пять лет в клинику стали приезжать пациенты со всего мира и даже шейхи из стран Персидского залива. Но, к сожалению, ввиду некоторых не зависящих от меня обстоятельств, в конце 2011 году со мной незаконно (признано судом) прервали контракт на руководство МНТК «Микрохирургия глаза». Сейчас я работаю проректором в РНИМУ им. Н. И. Пирогова.

- Христо Периклович, что вы думаете о сегодняшнем состоянии общественного движения греков Москвы?

- На мой взгляд, греческому движению Москвы нужна помощь. Помощь как экономическая, так и организационная. Но самое главное, как мне кажется, это то, что грекам Москвы нужно иметь свое здание – «Греческий дом». Знаковое место, где можно будет говорить на греческом языке. Место, где можно будет собраться и обсудить вопросы греческой истории, культуры и искусства. Место, где можно будет преподавать греческий язык, проводить танцевальные занятия, и просто место, где можно собраться и выпить традиционный греческий кофе с холодной водой. Знаете, в домах наших родителей всех, кто приходил в гости, было принято, прежде всего, угощать греческим кофе. Это не просто напиток, это традиция, которая связывает нас с нашими родителями бабушками прадедами, аромат греческого кофе это цепочка, связывающая нас с прошлым, и я очень надеюсь с будущим!

На каких принципах можно объединить греков Москвы?

В этом смысле очень показателен фестиваль «Акрополь», который прошел в прошлом году в саду «Эрмитаж». На одной площадке собралось большинство греческих общественных объединений и групп по интересам. Каждые, из которых имел свой уголок, для реализации своих идей и возможностей. Всех объединяла греческая тема, оставалось только общая организация и координация действий. Вот в таком направлении, по-моему, нам и надо двигаться дальше.
Безусловно, обществу нужна экономическая база. Свое слово, особенно на начальном этапе, должны сказать наши бизнесмены. В этом отношении показательно создание клуба бизнесменов «Синергия», которая активно включилась в работу и настойчиво решает финансовые задачи. Уже практически погашены все долги МОГ, что дает возможность для дальнейшего продвижения общества вперед. Чем больше бизнесменов примет участие в этой работе, тем эффективней сможет развиваться общество и конечно уменьшится финансовая нагрузка на каждого участника. Часть финансовой нагрузки общества должны нести членские взносы, эту работу необходимо наладить.
Будет правильно создать ежедневно работающую дирекцию общества, во главе с освобожденным исполнительным директором. Несколько нанятых человек на зарплате от общества, команда, которая будет выполнять текущую каждодневную работу. Очень важно, чтобы пульс общества бился каждый день и все его ощущали. Сегодня мы вспоминаем об обществе несколько раз в году, этого мало для единения.
Управление, координацию, контроль и стратегию развития общества нужно поручить, коллегиальному органу Совету МОГ формируемому на ротационном принципе председателем Совета МОГ. Совет должен объединять руководителей существующих греческих объединений и групп г. Москвы, а также наиболее авторитетных членов диаспоры. В свою очередь председателя Совета МОГ должно избирать собрание членов МОГ.
В качестве одной из первостепенных задач общества необходимо поставить задачу развития своего сайта и базы данных, в которую собрать сведения о всех греках, живущих в Москве.

- А как, по-вашему, мы их найдем?

- Их не надо будет искать. Как только у общества появится свой «Греческий дом», они сами потянутся. На самом деле, у всех наших общественных объединений и групп есть три общие составляющие. Это греческое происхождение, любовь к греческому и желание внести свой посильный вклад в греческое дело. Один из наших великих предков сказал: «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю!». А у нас есть целых три общих точки для взаимопонимания. Вместе мы очень многого можем добиться.
На то, что мы можем быть разными, и у нас могут быть разные взгляды, существует другая мудрость наших предков: «В спорах рождается истина». Нам нужно научиться слышать друг друга, корректно дискутировать, быть терпимее и мудрее. Мы должны быть достойны своих великих предков!

Беседу вела Юлиана Погосова

Источник: www.facebook.com/gr.sinergy