14 ноября 2015, 18:21 - Последнее обновление: 15 ноября 2015, 20:32

Повороты судьбы: Война в Придунайской долине

  • Повороты судьбы: Война в Придунайской долине
    Иван Казазов

Ф.И. Казазов*

Восьмая  часть**

Федор Иванович Казазов продолжает рассказы своего отца о войне...

Во  второй  половине  марта  в  Придунайской  долине  весна  дружно  вступала  в  свои  права.  Вскрылись  и  широко  разлились  быстрый  Грон,  Житава  с  множеством  рукавов  и  заводей,  Нитра  и  бурный  Ваг.  Долина  представляла  красивое зрелище,  что  не  особенно  радовало  командование  2-го  Украинского  фронта.  Реки  оказались  серьёзным  препятствием  на  пути  предстоящего  наступления  центральной  группировки  фронта – 53-й,  7-й  гвардейской  армий  и  1-й  гвардейской  конно-механизированной  группы  генерала  Плиева  к  Братиславе.  В  эти  дни  шла  тщательная  и  скрытая  подготовка  войск  к  наступательной  операции.  К  рубежу  реки  Грон  сосредотачивались  инженерные  части  и  переправочные  средства,  в  штабах  отрабатывались  все  мельчайшие    предстоящего  форсирования  водных  преград.  Основное  внимание  было  уделено  Грону,  по  которому  проходил  сильно  укреплённый  рубеж  обороны   гитлеровских  войск.  Этот  рубеж  был очень  удобен  для  обороны,  и  стратегически  выгоден  для  противника,  так  как  западный  высокий  берег  реки  имел  большую  крутизну.  Наши войска  имели другое  преимущество:  лес на  восточном  берегу  реки  скрывал  наши  части,  что  позволяло  нашему  командованию незаметно  сосредотачивать  крупные  силы  для  её  форсирования.   Каждый  день у  реки  можно  было  видеть  генералов  Цырлина  и  Косенко.  Главный  удар  по  врагу  решено было  нанести  смежными  флангами  53-й  и  7-й  гвардейской  армий  в  направлении  Братиславы,  Малацки,  Брно.  После  форсирования  Грона  и  прорыва  главной  полосы  обороны  противника  в  сражение,  для  закрепления  достигнутого  успеха,  вводилась  1-я  гвардейская  конно-механизированная  группа,  чтобы  не  дать  вражеским  войскам  занять  заблаговременно  подготовленные  рубежи  обороны  в  оперативной  глубине  по  западным  берегам  рек  Нитра,   Ваг  и  Морава.    

С  целью  ввести  противника  в  заблуждение  23  марта  части  25  гвардейского  стрелкового  корпуса, расположенные  на  левом  фланге  7-ой  гвардейской  армии,  начали  форсирование  реки  Грон.  Перед  ними  ставилась  задача  наступать  в  направлении  на  Комарно.  Но  это  ещё  не  было  началом  общего  наступления  и  не  было  направлением  главного  удара.  Главный  удар  готовился на  правом  фланге  армии  силами  27-го  гвардейского  корпуса  совместно  с  левофланговыми  соединениями  53-й  армии.  В  ночь  на  25  марта,  войска  главной  группировки  Советских  войск  под  видом разведывательных  действий,  к  которым  противник  уже  привык, ,   внезапно  форсировали  Грон,  уничтожив    боевое  охранение  противника  на  берегу  овладели  на  этом  участке  всей  правобережной  поймой  реки,  подойдя  непосредственно  к  переднему  краю  обороны  гитлеровцев.  Форсирование  реки  на  этом  участке  прорыва  обеспечивал  отдельный  инженерный  батальон  инженер-майора  Дюкова.  Под  покровом  ночи  силами  войск  батальона  было  наведено  несколько  мостов.  Слаженная  работа  бойцов  батальона  Дюкова  обеспечила  бесперебойную переправу   наступающих  войск.  В  6  часов  утра  под  прикрытием  огня,  пошли  вперёд  передовые  батальоны  и  сапёры.  Используя  достигнутый  успех,  наши  войска  захватили  плацдарм  в  этом  районе  на  широкой  полосе  фронта.  Через  реку  пошли  крупные  силы.  Войска  первого  эшелона  успешно  прорывали  главную  полосу  обороны  противника.  Для  обеспечения  дальнейшего  продвижения  наших  войск  надо  было  вводить  в  бой  1-ю  гвардейскую    конно-механизированную  группу  генерала  Плиева.  Наведённые  за  ночь  мосты  не  обеспечивали  переброску  войск  в  необходимом  объёме.  Командующий  фронтом  отдал  приказ  о  наведении  дополнительных  мостов  через  Грон  для  обеспечения  ввода  в  прорыв  1-й  гвардейской  конно-механизированной  группы.  Сапёры  и  понтонеры  батальона  на  виду  у  противника,  под  прикрытием  нашей  артиллерии   оперативно  навели  два моста.  В  обед  26  марта  1-я  гвардейская  конно-механизированная  группа  стала  переправляться  на   противоположный  берег.  Переправа  конно-механизированной  группы  подходила  к  концу,  когда  фашисты  открыли  по  мосту  артиллерийский  огонь.  Вокруг  рвались  снаряды,  коники  еле  удерживали  коней.  Отца  взрывной  волной  выбросило  в  бурлящую  реку.  Намокшая  шинель  тянула  ко  дну.  Отец  попытался  снять  шинель.  Сильно  болело  правое  плечо.  Со  второй  попытки  он  всё-таки  сбросил  с  себя  шинель,  стало  немного  легче.  Бурный  поток  быстро  нёс  его   по  течению.  Отец  уже прощался  с жизнью,  когда,  что-то  упёрлось  ему  в  плечо,  это  была  огромная  коряга,  дрожащими  от  холода  руками  он  инстинктивно  вцепился  в  неё  и  потерял  сознание. 

Каково  было  его  удивление,  когда  он  пришёл  в  себя  и  обнаружил,  что  не  утонул.  А  напротив,  выплыл.  Не  сгинул,  в  неласковых  холодных  водах  бурной  реки. Он  лежал  на  шинели  переодетый  в  сухое  обмундирование   укрытый  двумя  телогрейками.  Метрах  в  пяти  от  него  на берегу  реки  горел  костер.  Потрескивали  дрова,  языки  пламени  костра  излучали  приятное  тепло.  Рядом  с  костром  лежала  вязанка  дров,  чуть  в  стороне  огромная  кривая  и  изогнутая  коряга,  вид  которой  навевал  тоску.  Высоко  в  небе  летали птицы,  которые  часто  садились  на  корягу,   чтобы  отдохнуть. Коряга  показалась  ему  удивительно  знакомой,  где-то  он  её  уже  видел. Он  повернул  голову,  и,  увидел  улыбающееся  лицо  человека,  это  был  Рахим  Аширбай  ангел  хранитель  их  батальона.  Он был  человеком  из  другой  жизни,  свободной  от  насмешек  и  зависти,  из   жизни,  в  которой  не  было  предела  прекрасному  и  доброму,  солнцу  и  свету,  бескорыстию  и  человеколюбию.  Рядом  стояла  санинструктор  батальона  Клава.  Какая  она  красивая  и  необыкновенная,  подумал  взводный  и  почему  я  этого  раньше не  замечал.  Она  улыбалась  ему  как  старому  другу.  Её  сильные  и  осторожные  руки  вправили  ему  вывих  в  плече.   Взводный  попытался  встать,  но  не  смог   ныло  тело,  но  боль  в  руке  стала  проходить.  Рахим  подбросил   дров в  костёр,  языки  пламени  отбрасывали  тепло,  а  он не  мог  согреться.  Подошёл  командир  взвода  соседней роты,  младший  лейтенант  Победоносцев,  который  развеял  его  сомнения  относительно  коряги.  Рассказав  как  его  сапёры,   выловили  его  вместе с  корягой,  валяющейся  на  берегу.  Так  что  этой коряге,  ты  обязан  жизнью.  Он  предложил  перенести  отца  в  свою  палатку.

- Нет  смысла  его  тревожить,  скоро  должна  подъехать санитарная  машина,-  сказала  Клава  и  стала  рыться  у  себя  в  санитарной  сумке,  доставая  какие-то  таблетки.

-Простыл  он  Клава,  давай  подавай  фляжку,-  потребовал  Рахим. Победоносцев  улыбался,  он  был  такого  же  мнения,  но  вмешиваться  не  стал.  Клава  хотела  возразить,  но  Рахим  так  посмотрел  на  неё,  что  у  неё  отпало  всякое  желание  с  ним  спорить.  Достав  и  вещевого  мешка  кружку,  и  отлив  из  фляжки  грамм  сто  пятьдесят  водки  попросил Клаву  помочь  ему.  Взводный  с  трудом  выпил  водку  и,  положив  в  рот  кусочек  сухарика,  стал  сосать  его.  Минут  через десять  он  уснул.  Рахим  снял  с  себя  шинель,  укутал  его,  и  стал  подбрасывать  в  костёр  дрова.  Клава  не  отходила  от  взводного,  несколько  раз  прикладывала   руку  к  его  лбу,  жара  не  было,  дрожь  стала  проходить.  Рахим  налил  себе  и  Победоносцеву  и они  дружно  выпили.  Победоносцев  был  удивлён  преданностью  Рахима  Аширбая  взводному.  Уроженец  солнечного  Узбекистана   воевал  с  отцом  с  первых  дней  войны,  бывал  с  ним  в  разных  переделках,  в  трудные  минуты  он  всегда  был  возле  отца.  Победоносцев  слышал  многое  о  странностях  Рахима,  и  решил  завести  с ним  разговор  на  запретную  тему.

-Рахим,  а  правда,  что  ты  всегда  перед  заданием,  молишься  двум  богам,-  засмущавшись  спросил  Победоносцев.

-  Зачем  два  бога  молюсь,  бога  один  и  наша  и  ваша,  я  молюсь  на  два  языки,  чтобы  бога   не  обижаился.   Бога  хороший  человек  его  не  нада  обижаит.-  Рахим  улыбнулся.  –Спасибо  Рахим,  ты  меня  просветил,  давай  выпьем  за  хорошего  человека,  за  бога,-  на  полном  серьёзе   предложил  Победоносцев,  наливая  себе  и  Рахиму  из  своей  фляжки.  Остатки  своей  водки  слил  во  фляжку  Рахима.  Не  обижайся,  я  это  от  души  обмоете  орден  Ивана,  его  представили  к  Славе  3  степени. 

Смеркалось,  неуловимо  угасал  день,  над  бурлящей  рекой  полосой  тянулся  туман.  С  запада  доносилась   канонада.  Потрескивали  в  костре  дрова,  языки  пламени  в  сумерках  казались  ярче.  С  реки  потянуло  холодом.  Рахим  с  Клавой  стали  нервничать,  наконец,  из-за  кустов,  показалась   санитарная  полуторка.  Шум  полуторки  разбудил  взводного,  он  попытался  самостоятельно  встать,  с  первой попытки  не  получилось,  сделав  над  собой  усилие,  он  всё-таки  стал  на  ноги,  но  двигаться  самостоятельно  побоялся.  Поддерживаемый  Рахимом  и  водителем,  тяжело  переставляя  ноги,  он  медленно   пошёл  к  полуторке.  В  медсанбат  они  приехали  поздно  вечером.  Рахим  ушёл  в  батальон,  а  санинструктор  Клава  осталась  дежурить  возле  взводного.   Через  неделю  его  выписали  из  медсанбата.  Командующий  53-й  армией  генерал-лейтенант  И.М. Манагаров, перед  строем,  вручил  ему  орден      «Славы 3  степени». 

После  форсирования  реки  Грон,  армия  наступала  в  направлении  Брно,  Братислава.   В  ходе  Братиславско-Брновской  операции,  наступая  в  составе  ударной  группировки  фронта,  соединения  и  части  армии  освободили  города  Врабле,  Нитра,  Глаговец,  Годонин,  во  взаимодействии  с  соединениями  1-й  гвардейской  конно-механизированной  группы  и  6-й  гвардейской  танковой  армии,  26  апреля  1945  года  освободило  город  Брно. 

Продолжение следует...

*Ф.И. Казазов, грек из Витязево, Краснодарский край, Россия (отрывок из книги «Повороты судьбы»)

** Читайте предыдущие части книги:

Первая часть: «Предсказание юродивой Варвары»
Вторая часть: «Рассказы отца о Великой Отечественной войне»
Третья  часть: «Никто  не  забыт.  Ничто  не  забыто!»
Четвертая часть: «Боевые будни и медаль За отвагу»
Пятая часть: «Фронтовые неприятности»
Шестая часть: «Необычные фронтовые истории»
Седьмая часть: «Битва за Будапешт»