6 сентября 2015, 17:03 - Последнее обновление: 7 сентября 2015, 15:55

Повороты судьбы: «Необычные фронтовые истории»

  • Повороты судьбы: «Необычные фронтовые истории»
    Иван Казазов

Ф.И. Казазов*

Шестая  часть**

Федор Иванович Казазов продолжает рассказы своего отца о войне...

Случались на  войне и  комические ситуации. На  войне, вообще,  много  чего  бывает  забавного. 2 сентября  1944  года,  отдельный  сапёрный   батальон  инженер-майора  Дюкова  был  расквартирован  в  центре  Бухареста.  Во  второй  половине  дня  к  штабу  батальона подъехала  машина  начальника  инженерных  войск  53-й  армии  генерала  Косенко.  Комбат  проводил  оперативку.  Появление  генерала  было  неожиданностью,  все  подскочили.   

-Да  садитесь  вы  не  до  условностей,  армия  осталась  без  хлеба,  тыловики  утопили  пекарню.-

-Что  пекари  тоже  утонули?-  Съехидничал  кто-то  из  присутствующих.  Но грозный  вид  генерала  остановил  желающих  пошутить.

-Да  нет  пекари  выплыли,-  медленно  произнёс  генерал,   -мать  бы  их  так,  но  меня  обязали  к  завтрашнему   дню  изготовить  или  построить  печь  по  выпечке  хлеба,  на  вас  вся  надежда,  надеюсь  у  вас  найдутся  умельцы.-

-Умельцы,  может  и  найдутся,  но  до  завтрашнего  дня  изготовить  или  построить  печь  нереально,-  выдавил  из  себя  Дюков.    

-Да  садись  ты не  подскакивай,  я  уже  это  доказывал  члену  Военного  Совета,  он  слышать  ничего  не хочет,  посоветовал  мне  выйти  и  объяснить это  солдатам.-

-А  мука  хоть  есть,-  промолвил  Дюков,  лишь  бы  что-то  сказать,  он  как  никто  понимал  нереальность  поставленной  перед  ним  задачи.

-Мука  есть  и  муки  много,  но  вот  только  муку  солдаты  не  едят,  им  нужен  хлеб.-  Он,  как  и  Дюков  понимал,  что  выдумка  с  печами  это  идея  тыловиков  снять  ответственность  с  себя,  и  он  мучительно  ломал  голову,  что  делать?  Всё  оборачивалось  против  него  и  войск  которыми  он  руководил,  какой-то  заколдованный  круг,  из  которого  он  не   находил  выхода.  Спасение  пришло,  откуда  никто  не  ожидал.  В  дверях  кабинета  комбата  появилась  голова  старшины  батальона.  Небольшого  роста,  худенький  вестовой  пытался  не  пустить  рослого  старшину  к  комбату.  Старшина  отстранил  его  небрежно  и  вошёл.

-Товарищ  генерал  разрешите  обратиться  к  товарищу  майору.-

-Тебе  то  что  приспичило,-  возмутился  генерал,  -не  видишь  у  нас  серьезное  совещание,  давай  быстрей  обращайся  к  своему  майору  и  уходи.-

-У  меня  тоже  серьёзный  вопрос  товарищ  генерал,  второй  день  батальон  без  хлеба,  я  выдал  солдатам  все  имеющиеся  в  наличии  сухари,  на  завтра  и  сухарей  нет.-

-А  почему  нет  хлеба,  знаешь?-

-Знаю,  товарищ  генерал,  тыловики пекарню  утопили.-

-Ну  а  если  тебе  дать  муки,  хлеб  испечёшь,  товарищ  старшина,-  вид  бравого  старшины  немного  успокоил  генерала,  в  уголках губ  появилась  чуть заметная  улыбка.  -Испеку  товарищ  генерал,  это  не  проблема,  не  такие  вопросы  решали.-

Уверенность  старшины  поразила  генерала,  вот  к  кому   надо  было  обращаться  члену  Военного  Совета,  а  не  ко  мне  подумал  генерал,  улыбка  озарила  лицо  генерала.

-Ну ладно выкладывай  свой  план,-  Косенко  пытался  придать  строгости  своему  голосу. -Да  зайду  в  первую  пекарню  и  попрошу  испечь  хлеб,  что  пекарен  в  городе  мало.-    -Всё  у тебя  Муратов  уж  больно  просто,  сколько  у  тебя  свободных  полуторок  комбат.-  -Две  товарищ  генерал,-  комбату  не  особо  понравилась  затея  старшины,  многие  румыны  не  очень   дружелюбно  встречали  Советские  войска.

-У  тебя  на  всё  про  всё   час  старшина,  через  полтора  часа  мне  с  начальником  тыла  надо  докладывать  командующему.-

-Бери  Яков  мой  виллис  и  своего  друга  Кошеру  за  переводчика,  двух  автоматчиков  и  вперёд,  смотрите  мне без  злоупотреблений,  понятно.-

-Понятно  товарищ  майор.-

Первая  пекарня  оказалась  в  ста  метрах  от  расположения  батальона.  Но  хозяина в  пекарне  не  оказалось.  Представителей  Советского  командования,  как  они  представились,  приняла  хозяйка.  Миловидная  стройная  женщина  лет  сорока  пяти,  на  все  просьбы  представителей  отвечала  однозначно,  -ёшти,  ёшти,-  что  означало  нет.  Яков  с  переводчиком  вышли,  хлопнув  дверью  так,  что  задрожали  стёкла  на  окнах. Старшина  на  чём  свет  стоит,  материл  на  греческом  языке  румын.  Зашедший с  улицы  небольшого  роста  лысеющий  мужчина,  посмотрел  на  грозного  старшину  и  сделал  ему  знак  рукой  подождать,  что-то  лопоча,  на  румынском  себе  под  нос.  Старшина  и  Кошеру  подошли  к  двери  прислушались,  мужчина  на  греческом  языке  спросил  у  жены,  чем  русские  так  возмущены,  что  матерятся,  на  чём  свет  стоит.

-А  ты  как  понял,  что  они  матерятся,  уж  больно   ты  быстро русский  выучил.-

-Ничего  я не  выучил,  матерятся  они  на  греческом  и  достаточно  непристойно,   по  крайней  мере,  один  из  них,  второй  молчал.-

-Это,  который  высокий,  красивый,-  промолвила  женщина.

-Да  именно  он,  что  ты  им  наговорила,  попроси  их  пусть  зайдут,  мне  проблемы  с  русскими  не  нужны,   с  ними  воевали  румыны,  а   не  мы,  и  нам  нет  никакого дела,   как  румыны  к  ним  относятся,  да  и  румыны  к  ним  относятся  по  разному.-

Женщина  с  улыбкой  на  лице,  приоткрыла  дверь  и  на  греческом  языке  попросила представителей  Советского  командования  войти.

Яков  попросил  Кошеру,  выйти  отправить  водителя  с  автоматчиками  к  комбату  и  доложить  о  выполнении  задания,  а  самому  вернуться.

Через  пятнадцать  минут  появились  генерал  с  комбатом.  Убедившись,  что  всё  нормально  генерал  приказал  старшине  ждать  полуторки  с  мукой и  хлеб  отпускать  только  по  его  указанию.  И  так  утерев  нос  тыловикам,  генерал  поехал  на  доклад  к  командующему. 

Через  час  после  отъезда  генерала,  к  пекарне  подъехала  первая  машина  с  мукой.  Первую  партию  хлеба  отправили  в  войска  53  армии  около  двенадцати  ночи.  Хозяин,  пекарни  подчёркивая  уважение  к  Советской  армии,  пригласил  старшину  с  товарищами  в  таверну  расположенную  рядом  с  пекарней,  которая  также  принадлежала  ему.  Играла  музыка,  молодящаяся  женщина  с  ярко  накрашенными губами  пела,  какую-то  грустную  песню,  явно  предназначавшуюся   для  русских.  Хозяин  вышел  о  чём-то,  распорядится.  Две  милые  девушки  обслуживающие  столик  русских  стали,  что  то,  щебетать  на  греческом  языке.  Старшина  прислушался.

-Посмотри  на  этого  русского,  какой  красавец,-  промолвила  одна,  пожирая  взглядом  старшину.

-Да,  с  таким  не  грех  и  переспать,-  промолвила  другая,   наклонившись  к  старшине,  и  обдавая  его  запахом  лёгких  ароматных  духов,  стала  наливать  ему  в  стакан  красного  вина.  Старшина  обнял  её  за  талию,  притянул  к  себе  и  тихо  сказал ей  на  греческом.

-Так  зачем  же  остановка.-   Девушка  смутилась,  вырвалась  из  его  объятий и  убежала  вместе  с  напарницей.

Когда  появился  хозяин,  девчат  в  зале  не  было.  Он  удивился  и, на  румынском,  обратился  к  Кошеру.  Переводчик  объяснил,  что  они  о  чём-то  говорили  со  старшиной  на  непонятном  ему  языке,  после  чего   вышли  из  зала.  Хозяин  послал  за  женой  и,  когда  она появилась,  стал  ей  что-то  очень   эмоционально  объяснять.  Кошеру  переводить   не  стал.  Хозяйка  вышла  и  через  несколько  минут  появилась  с   девицами,  которые  смущённо  смотрели  на  старшину.  В  продолжение  дружеского  застолья  они  обслуживали  русских  друзей  теперь  с матерью.  Великодушный  хозяин,  отказался  брать  с  русских  плату,  и,  провожая  их  преподнёс  им  в  дар  два  свиных  окорока  и  два  кувшина  вина.

Неделю  старшина  провёл  в  пекарне,  принимая  муку  и  распределяя  свежевыпеченный  хлеб.  В  благодарность  начальник  тыла  армии  приказал  последние  две  полуторки  с  мукой  оставить  хозяину  пекарни.  В  накладе  никто  не  остался.

Продолжение следует...

*Ф.И. Казазов, грек из Витязево, Краснодарский край, Россия (отрывок из книги «Повороты судьбы»)

**