21 марта 2015, 18:21 - Последнее обновление: 22 марта 2015, 01:34

Феномен «Костас Агерис» на Τhe Voice и его связь с Понтом

  • Феномен «Костас Агерис» на Τhe Voice и его связь с Понтом

Кресла четырех членов жюри отвернуты от сцены, свет приглушен, и первые звуки понтийской лиры наполняют зал, где проходит прослушивание кандидатов для участия в телевизионном шоу The Voice 2.

Мелодию Костаса Сиамидиса, которая напоминает о понтийских селениях, дополняют стихи Христоса Антониадиса, в которых сквозит боль насильственного изгнания. «Тин патрида м эхаса» (Я потерял родину) слетает с губ Костаса Агериса, молодого певца, который открывает свою душу pontos-news.gr.

Прадеды Костаса родом из двух селений под Трапезундом, Агурса и Яннакантон (Ано Мацука). С этой местностью связана генеологическая память...


Понтийский музыкальный инструмент - лира
(используется и персидский термин - кемендже)

Один за другим члены жюри нажимают на кнопки, чтобы повернуть свои кресла и дать Костасу «зеленый свет» для участия в следующем этапе конкурса.

«Чувство радости, которое я тогда испытал, навсегда останется в моей памяти, сколько бы времени не прошло»,  – делится он с pontos-news.gr, рассказывая о своих занятиях песней, о роли лиры в его жизни и о детских годах, проведенных  в селении Алонакия вблизи города Козани. Там, где он вырос в традиционной понтийской семье, часто устраивались застолья под звуки традиционной музыки, в которых, сколько Костас себя помнит, он принимал участие.

«На каждом семейном празднике и застолье всегда доставали лиру. Она в кокой-то момент переходила в мои руки из рук отца, который и привил мне любовь к ней. Спустя много времени после того, как я начал петь, играя на лире, и начал осознавать, что происходит, я уже с нетерпением ждал наступления этого момента. Это было то, что делало меня счастливым: видеть, как люди, слушая меня, развлекаются и хорошо проводят время».

Разговор опять заходит о том вечере, благодаря которому он стал известным всем нам, выйдя на сцену The Voice и заставив членов жюри и зрителей потерять дар речи. Что именно заставило его остановить свой выбор на конкретной песне наперекор привычным композициям,  которые обычно звучат на аналогичных телевизионных шоу?

«Я обожаю понтийские песни, несмотря на то, что около семи лет профессионально занимаюсь народным репертуаром. Понтийская музыка была той, с которой я начал свои занятия, поэтому выбор для меня не был сложным. Мне хотелось, чтобы в полторы минуты, имеющиеся в моем распоряжении для того, чтобы показать свои вокальные данные, выделиться, исполняя песню, которая помогла бы мне показать себя, поскольку она исходит из самого сердца», – подчеркивает он взволновано. И добавляет: «Эта песня очень важна для нас, для понтийцев. Но мне кажется, что даже тот, кто не является понтийцем, не может не растрогаться, слушая ее».


Костас Агерис играет на музыкальном инструменте кабак
(распространен в Армении и Азербайджане
)

Костас – сын певца Янниса Папагеридиса, человека, у которого музыка в крови, и который гордится, наблюдая сегодня, как сын идет по его стопам. «Молодец, сын!», – крикнул ему отец, когда увидел, что все члены жюри восхищены его вокальными данными. Много лет назад он был тем человеком, который побудил Костаса заняться игрой на лире. Он настраивал ее и оставлял в комнате Костаса (тогда еще подростка), который вначале отказался играть на музыкальном инструменте. Но все изменилось в тот момент, когда он впервые взял в руки лиру и начал с ней экспериментировать.

Мысленно он видел себя на месте отца, когда тот, играя перед публикой, посредством музыки сглаживал их заботы и беспокойства. «Мои занятия лирой продолжились и в музыкальной школе в Сятиста города Козани, где я потом учился и пытался включить ее в другие музыкальные произведения. И тогда в какой-то момент я, как говорится, влюбился в нее»,  – отмечает он, и мы сразу же просим его поделиться с нами своими воспоминаниями о его участии в первом греческом видеоклипе «Ксенитементса Панагия», снятого в Панагия Сумела – символе Понтийского Эллинизма.

«Это был один из самых трогательных моментов в моей жизни и я желаю каждому Понтийскому артисту испытать чувство, схожее с тем, что испытали мы – пятеро участников – в тот момент, исполняя эту особенную песню, ступая на ту землю».

Особое впечатление произвела на него реакция местных жителей и турок, которые их встречали с улыбкой на устах.

«Во время съемок все, кто там находился, выказывали радушие, веселились с нами, пели и, казалось, горели желанием танцевать».

Наша беседа заставляет нас чувствовать себя так, словно мы листаем альбом со старыми фотографиями предыдущих поколений в живописных селениях Понта. Мы спрашиваем его, какой ценный родительский совет остается для него актуальным и сегодня.

«Любить то, что я делаю, не относиться к этому механически, как к чему-то, что нужно просто сделать. К тому же это то, что я сохранил в себе, то, что мне передали родители. Хорошо помню, как сильно меня пытался поддержать в моем стремлении к мечте один из моих дедушек, который занимался музыкой. Когда он видел меня, играющего на лире, он подсаживался ко мне и начинал подпевать, помогая мне заниматься и набираться опыта.


Со съемок видеоклипа «Ксенитементса Панагия» на Черном море в Трапезунде

Перед самым окончанием нашей беседы и перед началом его «дуэли» на сцене телевизионного шоу The Voice, мы задаем вопрос, насколько возможно, на его взгляд, создание новых понтийских песен с опорой на традиции. 

«Я верю, что именно это и есть продолжение понтийской песни,  именно так и должно быть. Мы, молодые композиторы, должны пытаться создавать новые понтийские песни, но всегда выказывать уважение к традициям. Полагаю, что эту тенденцию можно наблюдать, слушая диски «Ксенитементса Панагия» и «Авти и ги эхи фони» (У этой земли есть голос), где в песнях, написанных Христосом Пападопулосом, оркестровки проработаны именно таким образом: с уважением к традициям, но параллельно используются современные музыкальные инструменты».

Услышим ли мы в его исполнении какую-либо другую понтийскую песню в рамках популярного телевизионного шоу?

 «Надеюсь, что игра продолжится таким образом, что я пройду на этап живых выступлений и у меня будет такой шанс, потому что мне очень хотелось бы спеть еще раз понтийскую песню», – отвечает он не раздумывая.

Нам не остается ничего другого,  как пожелать ему, чтобы его мечта воплотилась в жизнь. Чтобы на протяжении всего своего творческого пути он продолжал любить то, что делает, на какой бы музыкальной сцене он не оказался.  Таким было наставление его понтийских дедушек, хранимое в шкатулке его сердца и сопровождающее его по сей день...

На основе статьи на греческом языке (автор Вики Калофотья)