14 февраля 2015, 09:17 - Последнее обновление: 14 февраля 2015, 11:41

Понт в XIX веке: «Супердержава» без территории

  • Понт в XIX веке: «Супердержава» без территории
    вилла банкира Капаянниди в Трапезунде (сейчас музей Ататюрка), фото В. Ченкелидис, 2013 г.

Понт в XIX веке, несмотря на продолжающуюся турецкую оккупацию, стал одним из развитых экономических центров Мира. Ослабевающая Османская империя была не в силах сдерживать нарастающую активность подвластных народов. Греческий мир Малой Азии и Причерноморья стал возрождаться из руин. Увеличилось городское население и строились новые деревни. Повсеместно воздвигались церкви и открывались учебные заведения. На месте, разоренной турецкой ордой Византии, могла создаться новая греческая супердержава. Но истории было угодно распорядиться иначе...

Экономический подъем

В 1830 году, в результате восстания против турецкого владычества, было образовано новогреческое государство, включающее в себя незначительную часть исконных греческих земель. Но, основу населения Османской империи продолжали составлять греки-христиане и исламизированное греческое население. Мусульмане империи участвовали в военной организации государства. Экономика держалась на труде христианского населения различных национальностей. Терпя поражения в войнах со странами Запада и Российской империей и нуждаясь в развитой экономической базе, турецкое руководство пошло на значительные уступки в пользу христиан империи. Были приняты своды законов в 1839 и в 1856 годах, получившие названия «Хати Шериф» и «Хати Хумаюн». Они уравнивали во многом права мусульман и христиан империи.


Трапезунд в начале ХХ века

Теоретическое равноправие и свобода вероисповедания с параллельным экономическим ростом привели к увеличению понтийского населения. Образование на греческом языке стало доступным практически всем понтийцам. Повышение образовательного уровня привело к укреплению национального самосознания. Греки Понта, с 1461 года оттесненные от побережья в горные районы, начали возвращаться в прибрежные города. Так город Самсун из поселения с 4.000 жителями превратился в крупный экономический центр с 60.000 населением. Основную массу нового населения составили греки из горной местности богатой уже истощившимися серебрянными рудниками с центром в городе Аргируполи (Гюмюшханэ) и из региона  с центром в городе Пафра.  В кратчайшие сроки торговля в Причерноморье перешла в руки понтийцев, а понтийская столица Трапезунд обрела былую экономическую мощь и славу.  Будущее Понта, исходя из обладания богатыми залежами полезных ископаемых и большими лесными массивами, должно было быть благоприятным.

Развитие производства и торговли

В Керасунде были построены заводы по обработке древесины (в основном ели). Большим спросом в Германии, России и США пользовалась древесина из фунтукового дерева. Сельское хозяйство базировалось в основном на выращивании пшеницы, кукурузы, ячменя, овощей и цитрусовых. Особое развитие получило табаководство в основном в районах с центрами Амисос (Самсун) и Пафра. Производство сыра получило значительное развитие, благодаря увеличившемуся спросу на понтийские продукты в Константинополе и других городах. На плоскогорье Пархар начались разработки цветных металлов. Центрами добычи металлов стали города Аргируполи и Триполи. Было организовано производство по обработке золота, железа и меди. Развитие морской торговли повлекло за собой строительство верфей и портов. Перевозка и распространение товаров шла в основном через Амисос, Трапезунд, Керасунд на южном побережье, Одессу и Севастополь – на северном и Новороссийск – на восточном. 

Трапезунд к 1869 году контролировал 40% торговли Персии. Посредническая торговля приносила жителям, подвластной туркам понтийской столицы, доход суммой до 200.000.000 франков в год. Основные понтийские торговые агенства располагались в России, Персии, Англии, Франции (Марсель) и во многих крупных городах Европы. Трапезунд стал торговым перекрестком на стыке Европы и Азии. Роль города уменьшилась после 1869 года, когда было закончено строительство Суэцкого канала в Египте, и часть торговли с Востоком стала осуществляться через него.

Вплоть до 1883 года четыре крупных местных греческих концернов и банков в сотрудничестве с Афинским банком контролировали практически всю экономическую деятельность Восточного Понта.  К началу ХХ века особую роль в экономической жизни Понта начали играть банкиры Константинос Капаяннидис и Костакис Феофилактос.


усадьба Костакиса Феофилактоса, Трапезунд

Не меньшее значение для экономики имели и другие понтийские портовые города.  Из 214 предприятий города Амисос (Самсун) 156 принадлежали грекам. Судовладельческие дома семей из Керасунда: Константиниди, Какулиди, Сурмели и Писсани занимали достойное положение в своем регионе и в Европе.

«Супердержава» без территории

Турецкая экономика Малой Азии и Понта в XIX веке фактически была греческой. Осноные капиталы греков находились за пределами Греции. Новогреческое государство было создано в самой экономически отсталой части Османской империи, которая перестала играть ведущую роль еще в византийский период. Основным «локомотивом» экономики Византии был регион от Эпира до Понта. Военная и торговая дорога «Эгнатия» соединяла побережье Ионического и Адриатического морей с Константинополем и Причерноморьем. Большая часть в свое время густонаселенных греками  земель так и осталась за пределами Греции. Греки большей части Эпира, Македонии, Фракии, как и всей Малой Азии и Понта, пережившие самые трагические страницы в своей истории, по сей день остаются «за бортом» цивилизованного мира. В то время, как в XIX и начале ХХ века были все предпосылки для полноценного возрождения.

Василий Ченкелидис, историк