14 января 2015, 20:46 - Последнее обновление: 17 января 2015, 12:46

Мария Яхиопуло: Талант народной художницы с греческими корнями (1)

  • Мария Яхиопуло: Талант народной художницы с греческими корнями (1)
    Кира Яхиопуло с подругами (вторая слева), начало 1930-х

Георгиос Григориадис*     

Первая часть

Мария (Кира) Константиновна Яхиопуло,  заслуженная художница народного творчества ГССР, родилась 28 июля 1913 г. в Сухуме в семье  Константина Георгиевича Яхиопуло и Марианти Михайловны Иоакимиди (Якимиди). Она была первенцем в молодой семье, созданной в 1912 г.  Ее отец в те годы работал в Управлении Батумского порта. Позже в семье родились еще  три дочери – Ефтихия (Валентина), София и Деспина. Хотя в документах она была записана как Мария,  ее все звали Кирой. Это имя - Кириаки (Кира) ей было дано в честь  умершей в молодом возрасте родной тети - старшей сестры отца.

После окончания греческой школы номер 8, Кира пошла учиться на курсы кройки и шитья, что было очень популярно в то время у девушек ее возраста в Абхазии.  Ее талант проявился очень быстро. Преподавательница была изумлена ее способностями и особым даром на глаз безошибочно кроить материалы.


Мария (Кира) Яхиопуло

По характеру Кира была веселой девушкой, любила разные розыгрыши и старалась быть независимой. В 1932 г. она вышла замуж за Волкова Николая Александровича, в то время проживавшего на квартире у ее родителей. Судьба и деяния этого замечательного человека заслуживают отдельного повествования.

Судьба Николая Волкова

Николай Волков бежал ранее, в возрасте 15 лет из г. Иваново, после проведенных большевистским режимом репрессий против семьи его отца. Отец и дядя, как предприниматели мелкого частного бизнеса, так же как и многие невинные  русские люди, были расстреляны, а мать была заточена в тюрьму.

Николаю с сестрами удалось бежать. Несколькими годами позже, после обоснования в Сухуме, он женился в 1930 г. на Деспине Михайлиди.

Молодожены снимали квартиру у семьи Яхиопуло, по ул. Зиновьева 9 (позже ул. Орахелашвили 11, сегодня Конфедератов 11), недалеко от морского порта. После родов сына Александра в 1932 г., его жена, простудившись, вскоре скончалась, и на его руках остался грудной ребенок.  Николай Волков попросил руки Киры, и вскоре они поженились. Кира и Николай совместно воспитывали маленького Александра.

Николай Александрович являлся глубоко верующим человеком и много сделал для церквей Абхазии. Один из примеров - его финансовая помощь Русскому Кафедральному Собору Александра Невского. Атеистический режим большевиков, следую политике нападок на церковь, обложил ее непосильными налогами в начале 1930-х годов с угрозой закрытия, в случае их неуплаты. Николай Волков оплатил все налоги, тем самым, продлив на несколько лет функционирование церкви, которую, все же в 1937 г. разрушили. На месте церкви построили здание Государственной Филармонии, куда ни Николай Александрович Волков, ни другие верующие сухумчане старшего поколения на концерты никогда не ходили, считая это место оскверненным.



Кира с подругами (вторая слева), начало 1930-х

Комерческая деятельность во время и после НЭПа

Николаю Волкову удалось обзавестись станками для производства деревянных мелкорядных гребешков, и этот бизнес приносил хороший доход в период НЭПа, и, даже в первой половине 1930-х годов. Гребешки изготовлялись из самшита, имеющего самую твердую древесину. Они пользовались большим спросом, особенно, во времена войн и смут, когда многие люди страдали от вшей.

После убийства Нестора Аполлоновича Лакоба  мелкое частное предпринимательство было запрещено. Николай Александрович был оштрафован за использование своих станков. После уплаты штрафа и вынужденного закрытия малого предприятия, он был вынужден переехать в город Кутаиси, где частное предпринимательство продолжало процветать.

Так  и наша героиня, последовав за мужем, оказалась в столице Имеретии. Хотя Кире не хотелось покидать родной и любимый Сухум, полный родственников и друзей,  все же, обстоятельства заставили переехать. Но, несмотря на переезд, она и ее супруг приезжали очень часто в Сухум. И это продолжалось во все последующие десятилетия.

1940-е годы

После поражения республиканцев в  гражданской войне в Испании, многих детей-сирот привозили в СССР. Одного такого мальчика взяла на воспитание на некоторое время и семья Волковых.

С началом войны с фашистской Германией Николай Александрович ушел на фронт, был контужен, пленен, чудом выжил. После окончания войны около года находился в советском лагере для попавших в плен советских воинов, и вернулся домой только в 1946 г. Он чудом серьезно не пострадал из-за того, что будучи контуженным, попал в плен. Многих советских воинов, кого постигла такая участь, после войны расстреляли или отправили в советские каторжные лагеря.

Сразу после окончания войны, 19 мая 1945 года Мария Константиновна поступила на работу в качестве завснаба Механического завода Щ.М.П. Кутаисского Горсовета. Супруг ее, Николай Александрович  после возвращения с войны  работал в  управлении лесного хозяйства Западной Грузии.


Николай Александрович с Кирой Константиновной

1950–е годы

В середине 1950-х Мария Константиновна работала в Кутаисском Дворце пионеров. Занималась декоративным цветоводством. Преподавала декоративное  искусство. Прививала детям любовь к растениям, вела биологический кружок. Часто принимала участие в выставках цветов.

Газета «Кутаисская правда», от 11 мая 1957 г. поместила репортаж с фотографией руководителя биологического кружка М.К.Волковой, в котором, в частности, сообщалось, что  биологический кружок при Дворце Пионеров и школьников решил ко дню городского фестиваля устроить выставку цветов. Получилась она неплохой. В ней приняли участие многие школы».

Мария (Кира) Константиновна помимо культивации живых цветов, освоила мастерство изготовления искусственных. Врожденное чувство красоты помогало ей творить. Ее цветы смотрятся как живые. Многим, кто знаком с творчеством Киры Константиновны  хорошо запомнились ее фиалки, изготовленные из материи. Даже тычинки и пестик смотрелись как живые. Она использовала специально изготовленные по заказу на заводе металлические инструменты для придания форм лепесткам и листьям. Создавала также композиции с использованием цветов, фигурок животных, которые сама лепила и окрашивала. Широко использовала засушенные фрукты, плоды и корни деревьев, ветки, мох и многое, что можно было найти в лесу.

Основанием для ее композиций обычно служила кора пробкового дерева. Многие помнят ее причудливых поросят и кабанов, сделанных из высушенной айвы, зверьков, сделанных из желудей, сушеных небольшого размера  гранатов.

Продолжение следует ...

*Георгиос Григориадис, исследователь - сухумовед