7 декабря 2014, 21:52 - Последнее обновление: 7 декабря 2014, 22:06

Греция в XIX веке: Зарождение первых партий

  • Греция в XIX веке: Зарождение первых партий
    Здание старого парламента, г. Афины

В 20-е годы ΧΙΧ столетия, когда на территории современной Греции пылал пожар восстания против османского владычества, начали зарождаться первые греческие политические партии.  Их название было предопределено отношением к той или иной супердержаве того времени. В 1825 году под руководством Александроса Маврокордатоса началось фомирование «английской» партии, а под руководством Иоанниса Колеттиса – «французской» партии. Третья партия называлась «русской». Ее организаторы  возлагали большие надежды на посредническую роль России на международной арене и в отношениях с Османской империей.

«Английская» партия

Греческая знать, ученые и комерсанты, либо обучавшиеся, либо проживавшие в свое время в Западной Европе поддержали с первых дней Англию, как супердержаву, гарантирующую суверинитет Греции. В основе их идеологии был патриотизм и демократические принципы. Они нуждались в правовом государстве, которое могло бы им гарантировать неприкосновенность имущества и защищенность в их профессиональной деятельности. Лидеры и приверженцы партии верили в то, что в союзе с Англией создаваемое новогреческое государство сможет защитить свои границы и расширить их по мере распада Османской империи.


Александрос Маврокордатос (1791-1865)

Организатор партии Алексанрос Маврокордатос надеялся на существенную поддержку со стороны Великобритании, но позиция союзников, направленная на сохранение турецких границ, была на тот момент  неизменной. Их планы могли измениться только в том случае, если Россия или какая-либо из других великих держав намечала отхватить себе львиную долю от «османского наследста».

Основной причиной проанглийской позиции было положительное восприятие системы внутренней организации, как политической так экономической, в Британской империи. Марокордатос поддерживал выборность органов власти, независимость суда, свободу печати и организацию национальной армии. Он намечал ограничить государственную власть, некоторые человеческие свободы и автокефальную Элладскую православную церковь, независящую от Константинопольского Патриархата. Он считал, что второй стадией после этого должно было стать принятие конституции. Правовое государство с контролирующей ролью парламента по отношению к правительству выражало взгляды Маврокодатоса. По сути «английская» или правильнее сказать проанглийская партия поддерживала сдержанную политику как в отношении достижения внешних так и внутренних целей.  

«Французская» партия

Арматолы и клефты, поднявшиеся одними из первых на борьбу за освобождение от османского ига, поддержали, как своего лидера, Иоанниса Колеттиса. Последователи этого движения были настроены воинственно, сомневались в дипломатических играх и переоценивали во многих вопросах свои силы. Они требовали особых прав для участников в борьбе за свободу и достойного к ним отношения. После убийства первого греческого руководителя Каподистрии (Иоаннис Каподистриас, бывший министр при царском правительстве в России, уроженец острова Керкира), число поддерживающих профранцузскую партию возросло, особенно на островах и на Пелопоннесе. Основу партии составили крестьяне, мелкие землевладельцы и многие рядовые участники антитурецкого восстания. В отличие от приверженцев «английской» партии, они призывали к незамедлительным военным действиям, направленным на освобождение всех греческих земель.


Иоаннис Колеттис (1773-1847)

В 1844 году Иоаннис Колеттис впервые озвучил на Национальном собрании «Великую Идею». Греческое королевство было маленькой и беднейшей частью Греции. Все остальные земли находились под власью турок, и греки всеми силами должны были приступить к их освобождению.

Внутренним политическим лозунгом «французской» партии было удовлетворение требований ветеранов национально-освободительного движения. Они стремились увеличить права простого народа по отношению к монархии, ввести соответствующую конституцию и организовать сильную исполнтительную власть.

Во время правления баварской династии сторонники профранцузской партии боролись против засилья иностранцев в армии и за продвижение греческих кадров. К этой партии  примкнули также беженцы из турецких владений. Из-за политики содействия Эллинизму эту партию называли «Национальной партией». Сторонники «французской» партии верили в то, что французы, меньше всего замешанные в конфликтах Восточного Средиземноморья, проявят большую заинтересованность в бескорыстной поддержке греческих притязаний в регионе. Для многих последователей Колеттиса Фрация была образцом прогрессивности в современном для них мире.

«Русская» партия

Прорусская партия как и две другие возлагала надежды на одну из супердержав, в данном случае на Российскую империю. Единственная православная держава, имеющая достаточную мощь для достижения своих стратегических целей, пользовалась авторитетом у большой части греческого населения. Идеология сторонников «русской» партии основывалась на православии и национальных традициях. Они противопоставляли себя Западу и идеям просвещения. Основную часть партии составляли мелкие землевладельцы, неимущие, представители младшего офицерского состава, монахи и государственные служащие, получившие свое рабочее место в период правления Иоанна Каподистрии. Основным их требованием было создание сильного государства при сотрудничестве с Россией и Вселенским Патриархатом. С большим недоверием они отнеслись к автокефальности греческой (элладской) церкви, которая до отделения подчинялась Константинополю.


Иоаннис Каподистриас (1776-1831)

Программа и политические взгляды последователей «русской» партии были более уверенными и последовательными. Они знали, что хотели и добивались своей правды, несмотря на постоянно изменяющуюся обстановку в мире.

В России абсолютная царская власть переживала кризис. Экономика супердержавы развивалась в основном «вширь», а не «вглубь». Конкурентноспособность русских предприятий уступала значительно соответствующим западным. Разработки нового оружия отставали по многим параметрам. Попытки демократических сил изменить ситуацию в государстве натыкались на активное противодействие царских самодержавных механизмов управления.

Россия, к тому же, вела политику панславизма. Она поддерживала славянские народы Балкан несоизмеримо больше чем греков и, зачастую, в ущерб греческим интересам. Тем не менее вклад России в освобожение греков и утверждение греческой государственности несомненно огромен и значителен.

Василий Ченкелидис, историк